Интервью руководителя Ставропольского межрайонного следственного отдела СУ СКР по СК А.А. Телятникова "Преступный мир глазами следствия: от трагедий до курьезов" Газета «Вечерний Ставрополь» № 5 (5887) от 15 января 2016

Добавил: Администратор  |  15 янв 2016 15:51Просмотров (3050)

Пять лет назад 15 января в России появилась совершенно независимая структура, занимающаяся расследованием тяжких и особо тяжких преступлений — Следственный комитет.

 

Сначала расследованием подобных дел занимались следователи прокуратуры, затем — Следственного комитета при прокуратуре, и только в 2010 году это ведомство стало самостоятельным. Его костяк составили следователи, уже имеющие большой опыт работы. Многие из них сегодня занимают ведущие должности, например — руководитель Ставропольского межрайонного следственного отдела краевого управления СКР Артем Телятников. В преддверии дня образования Следственного комитета он рассказал нам о тонкостях и нюансах своей работы.

- Артем Александрович, СКР — самое молодое ведомство среди силовых структур, однако с большими традициями, пришедшими еще из прокуратуры. Расскажите, пожалуйста, чего больше — плюсов или минусов — от разделения надзорной и следственной деятельности, раньше это было в ведении одной организации?

- Действительно, в этом году мы отмечаем, по сути, свой первый маленький юбилей, но несмотря на «молодость», сегодня все больше составов преступлений переходит в нашу подследственность. С каждым годом их специфика становится все более серьезной — речь идет об экономических преступлениях, о преступлениях, совершенных несовершеннолетними или в отношении них.

Что касается достоинств или недостатков, которые появились в результате выделения следствия из органов прокуратуры в совершенно самостоятельное ведомство, то мнения специалистов до сих пор разнятся. Я успел поработать еще в прокуратуре и могу сказать, что, с одной стороны, совмещение следственной и надзорной деятельности может препятствовать в полной мере установлению объективности; с другой же - конкретно следователю работать было несколько проще, потому что нивелировались все технические нюансы.

Сегодня, безусловно, следствие стало более независимым: следователь самостоятельно определяет ход расследования уголовного дела, при этом надзорные функции прокурора по сей день являются важнейшими. Он может отменить любое процессуальное решение следователя и — самое, пожалуй, главное - утверждает обвинительное заключение. В этом момент прокурор дает оценку достаточности собранных доказательств или, наоборот, их недостаточности.

Сегодня все направления деятельности отрегулированы, специалисты, пришедшие из прокуратуры, заложили нужный фундамент, и для нового поколения следователей именно СКР - первое место работы.

- Из Вашего личного опыта — меняется ли со временем преступность?

- Конечно, меняется даже ее «внешний вид». За последние десять лет поменялось многое в законодательстве, какие-то деяния криминализируются, другие, наоборот, декриминализируются. В законе появляется много такого, чего раньше попросту не было. Отдельные составы преступлений, которые ранее относились к подследственности других органов, сегодня расследуются исключительно нашими следователями, в частности, незаконная игорная деятельность, налоговые преступления.

Еще одна особенность преступного мира — он становится более изощренным, более интеллектуальным, использует последние достижения современной научной мысли и технологий.

- В плане использования высокотехнологичных изобретений — вы впереди преступного мира или все же приходится «догонять»?

- И то, и другое. Разумеется, не только мы развиваемся, одновременно происходит и техническое оснащение по ту сторону баррикад. Преступники тоже прекрасно понимают все возможности, которые можно извлечь из использования «гаджетов». Раньше было удивительно, как это - по телефону вычислить местонахождение человека. Сегодня все знают, что каждый телефон имеет функции, которые позволяют определить, с кем разговаривает его владелец, где при этом находится сам и где — его собеседник. Если есть возможность своевременно проанализировать билинговые соединения, то можно быстро вычислить преступника, если же получить информацию с запозданием, преступник может скрыться.

Специализированные службы, имеющие дело с высокими технологиями, есть в органах внутренних дел, ФСБ, мы с ними эффективно сотрудничаем в плане раскрытия преступлений.

Еще один момент — в Ставрополе действует программа «Безопасный город», благодаря которой большинство улиц оснащены видеокамерами, работающими как в онлайн-режиме, так и в записывающем. К сожалению, некоторые организации, в обязанности которых вменено оснащение своих фасадов камерами, отнеслись к делу формально: оборудование часто бывает неисправно или вовсе отсутствует. В прошедшем году произошло убийство, при котором преступник должен был попасть под обзор видеокамеры, но, как выяснилось, она не работала. К сожалению, преступление так и осталось нераскрытым.

- А много ли вообще преступлений, которые остаются нераскрытыми?

- На самом деле, не так уж много. В 2015 году из более чем 20 убийств нераскрытыми остались два. Но нужно понимать, что, несмотря на приостановление уголовных дел, работа по ним не прекращается ни с нашей стороны, ни со стороны органов внутренних дел. И регулярно происходит возобновление дел прошлых лет, которые мы успешно расследуем и передаем в суды. Например, в 2015-м мы окончили расследование семи дел из этой категории, в 2014-м — около десяти. Среди них — изнасилование, которое было совершено на территории Ставрополя еще в 1996 году. Сотрудники полиции установили местонахождение подозреваемого, который утверждает, что не скрывался. Но это стандартная отговорка, она никогда не бывает правдой.

Еще одно весьма «громкое» дело по-прежнему находится у нас в производстве, события имели место десять лет назад, когда еще в ходу были «разборки» с использованием оружия, в том числе огнестрельного. На территории одного из бильярдных клубов в центре Ставрополя (клуб давно закрыт) застрелили коммерсанта, его машину угнали. В розыск были объявлены двое жителей соседних республик, местонахождение одного из них установлено, несмотря на то, что жил он по поддельным документам. Мужчина доставлен в Ставрополь, производство по делу возобновлено.

- Но все же проще работать «по горячим следам»?

- Разумеется, и это не киношное выражение. Я уверен, что если убийство или другое тяжкое преступление не раскрывается в первые 3-5 суток, то позже вероятность раскрытия падает в разы. Только потом появляется вероятность найти «зацепки», если придет интересное заключение экспертизы или новые свидетельские показания... 

Первые дни — это тот срок, когда нужно отложить в сторону все остальное и заниматься только случившимся. Чем быстрее мы «соберем пазл», тем проще нам будет работать далее. Практически все убийства, совершенные в прошлом году, раскрыты именно в первые дни, были случаи, когда за преступниками ездили в другие районы. Нужно сказать слова благодарности сотрудникам полиции - сразу были отслежены телефонные номера и мы фактически на экране могли контролировать передвижения подозреваемых.

Я требуют от своих сотрудников в категорической форме в любое время дня и ночи, в выходные или праздничные дни немедленно выезжать на место преступления. Как правило, это не один следователь, создается группа, где один осматривает место происшествия, второй работает со свидетелями, третий занимается назначением экспертиз. Это значительно ускоряет весь процесс.

К сожалению, рассчитывать на сознательность преступника не приходится. Даже если он приходит с повинной — это, как правило, означает, что ему перекрыли все пути возможного отхода и он просто решил в будущем уповать на смягчение наказания. Такая ситуация сложилась в прошлом году, когда подозреваемый по делу об убийстве сбежал из-под стражи. Судя по всему, он тщательно продумал план побега: конвоиры имеют четкие инструкции, которые гласят, что отстегивать наручники нельзя ни при каких обстоятельствах. Однако подозреваемый жаловался именно на боли в руке, и, чтобы сделать рентгенографию, полицейские оставили его в кабинете наедине с врачом. Оттуда он через окно благополучно сбежал. Но скрываться без денег, без жилья непросто, он понимал, что его неминуемо обнаружат, поэтому через какое-то время пришел «сдаваться». В настоящий момент это дело уже рассматривается в суде.

- Общая сложная экономическая ситуация в мире как-то ощущается в вашей работе?

- Я думаю, что в ближайшее время экономическая нестабильность будет более выражена. Возможен и рост уличной преступности — этот пласт ляжет на плечи сотрудников полиции, если только там не замешаны несовершеннолетние. Непосредственно по нашим направлениям возможен рост всех видов экономических преступлений, в том числе налоговых, невыплат заработной платы. Очень хочется, чтобы я ошибался в прогнозах.

- И аналогичный вопрос, только в применении к террористической напряженности.

Ставрополь уже переживал теракт, поэтому сегодня все правоохранительные органы готовы делать все возможное для их предотвращения.

В нашем отделе в 2015 году расследовалось пять уголовных дел, носящих характер разжигания межнациональной розни. К сожалению, большинство из них связаны с молодежью, студентами. Очень печально, что уже в этом возрасте ребята начинают конфликтовать на почве национальности. Вот один из примеров: студент медицинского университета проходил практику во второй городской больнице. Он пытался купить что-то в киоске, расположенном рядом с больницей, но продавщица ему чем-то не понравилась, он начал издевательски требовать у нее пирожки с улитками. Когда женщина — вполне вежливо — ответила, что такого товара нет в продаже, студент стал оскорблять ее по национальному признаку.

Еще один случай: преподаватель училища в адекватной форме сделала замечание первокурсникам в общежитии, попросила их не шуметь. В ответ на это студенты оскорбили женщину, которая, во-первых, намного старше, во-вторых, является педагогом. В этих случаях пострадавшей стороной были русские, но есть и обратные примеры: местный парень собирал в лесу группы, призывал к насилию в отношении лиц иной национальности. Во всех случаях высказывания признаны разжигающими национальную рознь, а студенты, замеченные в чем-то подобном, немедленно отчисляются из учебных заведений.

- Ну а какие-то курьезные случаи были в вашей практике?

- Из последнего, что запомнилось: все мы ходим в кинотеатры и знаем, что фото- и видеосъемка там запрещена. Но вот один житель Ставрополя все же сделал запись, которую выложил в своем аккаунте в социальной сети. Его установили, возбудили дело о нарушении авторских прав. И все бы ничего, если бы сам он не оказался работником другого кинотеатра. Это обстоятельство в какой-то мере удивило, в какой-то позабавило.


Поделиться ссылкой